Уранополитизм

Небесное гражданство










О патриотических чувствах и Небе

Posted by ouranios на 2011

При спорах вокруг уранополитизма одна из важнейших проблем — проблема языка.  Когда я говорю про патриотизм, я имею ввиду конкретную идеологию, ставящую интересы земного отечества в качестве высшей ценности.

Под патриотизмом я имею ввиду то, о чем говорит Википедия:
«Патриоти́зм (греч. πατριώτης — соотечественник, πατρίς — отечество) — нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы. Патриотизм предполагает гордость достижениями и культурой своей Родины, желание сохранять её характер и культурные особенности и идентификация себя с другими членами нации, готовность подчинить свои интересы интересам страны, стремление защищать интересы Родины и своего народа«.
Вот с этой идеологией несовместимо небесное гражданство, ибо Бог не дал в Писании и Предании заповеди «любви к Родине», а потому недопустимо считать патриотизм религиозной добродетелью. То, чего Бог не заповедал, заповедью не является.

Недопустима для христианина и «гордость достижениями и культурой Родины». Ведь Бог гордым противиться, а смиренным дает благодать.  Да и собственно наличие земного отечества для христианина вещь вовсе не самоочевидная. Консенсус патрум будет скорее на стороне тех, кто утверждает наличие у христианина только одного Отечества — небесного. Другие мнения высказывались только редкими святыми последних двух веков, что противоречит принципу преп. Викентия, «Предание — то, чему верили все, всегда и повсеместно».

Другое дело, чувство любви к Родине. Для очень многих патриотизм — это именно такое чувство, а не идеологическая система. Как оценить это чувство с точки зрения Неба? А никак. Оно само по себе нейтрально. Как и любое другое чувство само по себе оно лишено самостоятельной ценности. В качестве примера приведу более примитивное чувство — чувство голода. Человеку ужас как захотелось ветчины. Плохо это или хорошо? Это безразлично. Но если это чувство проснулось в Страстную Пятницу — то это дьявольское искушение. И не потому, что  ветчина злая или плохая, а потому что пост. Так же и любовь (в смысле привязанность) к месту и стране своего рождения вещь безразличная сама по себе. Она может привести к благу, когда, например, движимый этим чувством человек будет обращать ко Христу своих соседей. Она может привести к злу, когда человек под предлогом этого чувства начинает оправдывать преступления, совершаемые во имя Родины, и тем более в них участвовать. Но само это чувство нейтрально.

Делать из этого чувства добродетель — бесполезно. Сами по себе способности человека добродетелями не являются. Считать, что оно должно быть у всех — ничем не оправдано. Чувство это не изначально, и не повсеместно. У кочевых народов и у охотников его нет, а у жителей мегаполисов оно от природы слабо. У христианских народов оно было крайне слабо, пока Церковь формировала мышление людей. И люди старались отождествлять себя не по государственной или национальной составляющей своего бытия, а по тому, к какой религии они принадлежат. Оно не самоочевидно для человека, иначе не требовалось бы патриотического воспитания. Оно не требуется Богом, а потому кто мы такие, чтобы требовать его от других людей.
Так что как хорошо заметила одна из моих оппонентов, патриотизм в этом отношении похож  по значению на стремление хорошо и красиво накрыть стол. Ни грехом, ни добром это чувство не является. Но если это чувство мешает идти в небо, то в этом случае его придется побороть.

священник Даниил Сысоев
Реклама

Sorry, the comment form is closed at this time.