Уранополитизм

Небесное гражданство










Уранополитизм — это не пацифизм

Posted by ouranios на 2011

Уранополитизм не есть пацифизм. Кажется, что это должно быть настолько очевидно всякому человеку, минимально знакомому с проблематикой, что и говорить-то об этом излишне. Раз уранополиты всегда и везде отстаивают позицию безусловного следования святоотеческому учению, как можно предполагать, что в данном пункте они вдруг будут рассуждать как-то иначе?

Каноническое послание Свт. Афанасия Великого к монаху Аммуну входит в свод Правил Церкви и гласит в частности:

«Ибо и в других случаях жизни обретаем различие, бывающее по некоторым обстоятельствам, например: не позволительно убивать: но убивать врагов на брани и законно, и похвалы достойно. Тако великих почестей сподобляются доблестные в брани, и воздвигаются им столпы, возвещающие превосходныя их деяния. Таким образом одно и то же, смотря по времени, и в некоторых обстоятельствах, не позволительно: а в других обстоятельствах, и благовременно, допускается и позволяется».

Где уж тут взяться пацифизму?

Однако, рассмотрим вопрос подробнее.

Что есть пацифизм? Просто миролюбие? Все христиане должны быть миролюбцами, они призываются к этому словом Христа, в одной из Заповедей Блаженств из Нагорной проповеди:

«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф.5:9).

Не только любить мир, но активно творить его вокруг себя, предотвращать войны и конфликты – вот задача христианина. Почему же тогда язык не поворачивается отождествить Христианство с пацифизмом?

Снова мы видим ту же игру слов. Как многие другие слова на «изм», пацифизм – это не любовь к миру, но идеология, в которой мир как отсутствие войны, мир любой ценой, мир, как отрицание всякого насилия, в том числе и силового сопротивления силе, возводится в ранг высшей цели и добродетели:

«Пацифисты осуждают всякую войну, отрицая саму возможность войн быть правомерными, освободительными, священными и т. п. Они верят в возможность предотвращения войн лишь посредством убеждения и мирных манифестаций». Википедия

Здесь та же ловушка, что и в случае с патриотизмом, который выдаёт себя за «просто любовь к Отечеству», тогда как на самом деле является идеологией, в которой земное отечество провозглашается наивысшей ценностью, высшей, чем даже Отечество Небесное, когда Родина поставляется в сознании выше Царствия Божия и Самого Бога.

Рассмотрим и другие писания святых отцов, которые относятся к теме. В них мы ещё и ещё раз видим, что не всякий мир призывает Господь иметь, но лишь тот, в котором присутствует Он Сам, то есть присутствует божественная правда:

 

«Да не думают некоторые, будто бы я утверждаю, что надо дорожить всяким миром. Ибо знаю, что есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие. Но должно любить добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Коротко говоря, нехорошо быть и слишком вялым, и чрезмерно горячим, так чтобы или по мягкости нрава со всеми соглашаться, или из упорства со всеми разногласить. Как вялость бездеятельна, так и готовность со всеми соглашаться неполезна. Но когда идет речь о явном нечестии, лучше идти на огонь и меч, не смотреть на требования времени и властителей и вообще ни на что, чем приобщаться закваске лукавства и присоединяться к зараженным ложью. Всего страшнее бояться чего-либо более, нежели Бога, и по этой боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины. Но если огорчаемся подозрением и боимся, не исследовав дела, тогда терпение предпочтительнее поспешности и снисходительность лучше настойчивости. Гораздо лучше и полезнее, не отделяясь от общего тела, как члены общего тела, исправлять друг друга и самим исправляться, нежели, преждевременно осудив своим отлучением и тем разрушив доверенность, потом повелительно требовать исправления, как свойственно властелинам, а не братиям».

Святитель Григорий Богослов [Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова, Архиепископа Константинопольского. М., 1843. Ч. I. сс. 237-238]

 

«Мир, соединенный с правдою, — Божественное дело. Если же одно будет без другого, то это повредит красоте добродетели. Ибо и у разбойников есть между собою мир, и у волков: у одних — ко вреду для людей, у других — к гибели для овец. Но такого мира, не украшенного правдою, не назову миром. Если же сходится он с правдою, то в подлинном смысле будет называться миром. Почему и Христос сказал: не приидох воврещи мир на землю, но меч (Мф.10:34). А что Он запрещает не всякий мир, но сопряженный с пороком, о сем говорит в другом месте: мир Мой даю вам (Ин.14:27). Ибо в подлинном смысле мир есть тот, который украшен правдою и благочестием»

«Есть святая брань, и есть мир хуже всякой непримиримой брани, по сказанному: «Я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых» (Пс. 72:3)… если увидишь, что нанесен вред благочестию или обижены немощные, не предпочитай мира истине; напротив, стань мужественно и сражайся до крови, «подвизаясь против греха» (Евр. 12:4)».

Преподобный Исидор Пелусиот [Послание Петру (336), Творения святого Исидора Пелусиота. М., 1859. Ч.2, сс. 424, 304].

 

«Бог любит добродушный мир, и Бог же благословляет праведную брань. Ибо с тех пор как есть на земле немирные люди, мира нельзя иметь без помощи военной. Честный и благонадежный мир большею частью надобно завоевать. И для сохранения приобретенного мира надобно, чтобы сам победитель не позволял заржаветь своему оружию»

Филарет (Дроздов), святитель. Слова и речи. М., 1882. Т. 4. С. 272.

источник

Реклама

Sorry, the comment form is closed at this time.