Уранополитизм

Небесное гражданство










прп.Феодор Студит — Подвижнические наставления (цитаты)

Posted by ouranios на 2011

43.

1. (…) Радуйтесь же всегда о Господе, чада возлюбленные, радуйтесь граждане небесные и изгнанники земные, жители вышнего Иерусалима и пресельники отзде, наследники Царства Небесного и безнаследные лишенники земных благ. Радуйтесь скорые шественники путем изгнания и страннического злострадания ради заповеди Божией. Радуйтесь последние по-мирски, но обладатели блага паче ума. Радуйтесь, доброе и Богособранное содружество, единодушный и единосердечный, отцелюбивый и братолюбивый собор, другой на земле Ангельсий лик, обновители древнего жительства всепреподобных отцов наших. Радуйтесь, работники Божии, трудники, день и ночь делающие своими руками, чтоб не отягчить кого, и не только себя самих довольствовать, но и немощнейших из братий, и нуждающих из внешних. Радуйтесь, неразрывное передовое своинство, Богоначертанный лик, которого не расстроили ни угроза царя, ни страх князей, ни чаемая смерть. Радуйтесь, друг другу сорадователи, из коих каждый благоприятное брату своим почитает, и между коими нет ни зависти, ни рвения, ни соперничества, но господствуют мир, любовь и единожизние. Говорю так не потому, чтоб мы не испытывали браней: ибо кто венчается, если неборимый и противоборствующий, если неприемлющий стрелы и ранящий бросающего оные, – но потому, что не падаем под сатанинскими ударами. Воистину, чада мои Богособранные! Вы питаетесь дарованием Духа, пьете воду, Господом подаемую, коей причастником сделавшийся не вжаждется вовеки, но будет она ему источником воды текущие в живот вечный (Ин. 4, 14. 15).

 

68.

2. Кто же отторг нас от плоти и крови, от родителей, родных и знаемых, от родины, городов и сел и от всего, с чем сроднились с детства? Кто расположил нас отдать себя в рабы духовным отцам и игуменам и вступить в подвижнические труды в воздержании, бдении и спании на голой земле, каждодневно проходимые? Кто просветил нас и научил ни во что вменять злато и сребро, пышность и великолепие, даже самую царскую диадему и порфиру, и почитать более достойным и более честным облекаться в эти рубищные и многошвенные (с заплатами) одежды, чем в блестящие хламиды? Кто дал нам силу отрешиться от всего чувственного и плотского, начать сообразоваться с горними чрез девство и пребывать чистыми и нерастленными подобно Ангелам? Бог даровал нам все сие за то, что мы возлюбили Его единого и возжелали будущих благ, славы вечной, радости неизреченной, веселия непрестающего, богатства неиждиваемого, и всего, что от века обетовано блаженным отцам нашим и уготовано для всех, Единому Богу угождать ревнующих. Но если на это мы решились, это избрали и к сему себя определили, то позаботимся всеусильно и стоять на этом, строго внимая себе, чтоб как-нибудь не возвратиться вспять и в день нужный не оказаться позади мiрян. Позаботимся пребыть чистыми, паче и паче утверждаться в девственности и не допускать себя до растления ни умом, ни оком, ни сердцем, ни телом.

 

69.

2. Взыщите паче всего Бога, и жива будет душа ваша, (Пс. 68, 33). Взыщите лица Его выну, да отражается оно в чистом сердце вашем (Пс. 104, 4). Помяните чудеса Его, яже сотвори (Пс. 104, 5) в нас в прежние лета и теперь творит, умножая братство наше, питая и ничего не лишая потребного в настоящей жизни. И за все, что Он творит нам, воздадим Ему должное. Ищет же Он от нас не что другое, как чтоб мы боялись Его и любили Его всем сердцем и всею мыслью своею и по силе подражали Его воплощенному жительству? Низшед с небес, странником был Он на земле, чтоб и мы устранились помыслами своими от своих похотений. (…)

 

88.

2. Воистину добра купля ваша, ибо оставив тленное, вы получили нетленное, лишившись родителей, Отцом стяжали Господа; от братий отчуждившись, сожителями стали иметь Святых; вы род избран, царское священие (1 Петр. 2, 9); вместо породившего и воспитавшего вас отечества, отечеством вашим сделался вышний град, коего художник и содетель есть Бог (Евр. 11, 10); вместо дома непрочного и разрушимого – у вас теперь скинии преподобных и праведных, вместо славы тщетной и чести гибнущей – Божественное и равноангельское достоинство, вместо довольства и счастья вещественного – наслаждение благами вечными, вместо подчиненности и отсечения своих желаний – ликование с мучениками, вместо уединения и безродного странничества – ближайшее родство со всеми Святыми. Что же нам унывать? Что падать духом и печалиться? Да взывает каждый с божественным Давидом: вскую прискорбна еси душе моя, и вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему (Пс. 41, 12). Аще бо с Ним страждем в подвижничестве, с Ним и воцаримся (Рим. 8, 17; 2 Тим. 2, 12).

 

193.

1. (…) Не допустим, чтоб и нас называли родом строптивым и преогорчевающим (Пс. 77, 8), родом, который не управил сердце свое; но напротив родом правых благословенным (Пс. 101, 2). Покажем в себе достойные воздаяния добродетели, пойдем святым путем отцов наших, по ступеням их будем шагать, стадии их течения измеривать и житие их исслеживать, делам их соревновать и образу действования их подражать, хотя мало некако и малоподобно, на столько однако же, сколько достаточно ученику являть опыты подражания учителю своему. Они живописцы Богоподобного образа, художники добродетелей, мы же хотя тень их отобразим; они странники, станем странниками и мы; отечество их небо, – да будет и нашим отечеством вышний Иерусалим; стяжания их – заповеди Господни, тоже взыщем и мы; не связаны они были любовью к плоти и крови (родственной), не услаждались сластями века сего, того же пожелаем и мы. Они постарались и стали таковыми, употребим труд, и мы сделаемся такими же; чтобы, как в древние времена о том или другом разглашалось всюду, по причине дивной их жизни и до нас дошло, возбуждая нас на тоже, так и наше имя стало известно последующим родам для порождения благого соревнования. А этого что блаженнее и что утешительнее?

 

197.

1. Для воюющих во все время, как ведется война, никакого почти не бывает отдыха, кроме схваток с врагами больших и малых: они то орудия приготовляют к делу, то сторожевые посты отбывают, то на разведки отправляются, а между тем мало спят, мало едят, всегда наготове, всегда под страхом внезапного нападения. Когда же, по окончании войны, воротятся восвояси, тогда только настанет для них время покоя, мира и радости, тогда и награды им за воинские доблести и дары царские раздаются.

То же самое и у нас видеть можно: ибо разве мы не состоим в постоянной войне, и не держим воинских порядков? – Ей, говорю вам, и еще паче,чем те; ибо у нас все особенное: и оружия особенные, – не плотская, но сильна Богом, на разорение твердем (2 Кор. 10, 4); и враг особый, – падший дух – дьявол, коего воинство составляют все отпадшие вместе с ним и чрез него, и с неба низверженные силы. Итак, не время покоя и беззаботной беспечности настоящее время наше, но время борьбы. Надлежит потому нам оградить себя всеоружием мысленным, и, восприяв меч духовный, вести бой. Когда потом пройдет определенное время борения, более или менее успешного, тогда подвигоположник наш и Бог полагает конец брани и воззывает нас из здешнего странствия и пришельствия в истинное наше местопребывание и отечество. О сем Закон, о сем Пророки, Апостолы и Учители пишут и сие описывают.

 

200.

2. Нет у нас здесь града, по причине нашего отречения и от родины, но там мы будем гражданами вышнего Иерусалима; называть кого-либо отцом по плоти не следует нам, но за то в веке оном обретем Отца в Боге; безнаследны мы на земле, но там дастся нам наследие со Христом; в утешениях плоти пищей, питием и всеми другими чувственными удовольствиями мы отказываем себе, но вам известно, что там будете наслаждаться тем, чего око не видало, о чем ухо не слыхало и что на сердце человеку не восходило. Почему радуйтесь и, взирая на сие, не падайте духом, не разленивайтесь, не бойтесь ни настоящих, ни будущих трудностей, будь они еще тяжелее. – Но что я говорю? Хоть огонь, хоть меч, хоть смерть, все это ни во что вменяя, держитесь крепко пути своего.

 

249.

3. Теперь одно слово вот о чем: так как державный (царь) возвратился с похода, то, может быть, в сердцах ваших поднимаются помыслы, как после сего пойдут дела церкви, и в частности наши. – На это имеем мы руководство в Писании: возверзи на Господа печаль твою (Пс. 54, 23), и той сотворить; и аще Бог по нас, кто на? (Рим. 8, 31). Как в предшествовавшие года сохранял Он жизнь нашу, избавляя нас от разных искушений и скорбей; так и после сего будет, как уповаем, хранить нас. Только достойно Евангелия будем жительствовать, небесное имея житие, как странники и пришельцы на земле. Ибо кто из вошедших от века в жизнь здешнюю, остался в ней на всегда? Не все ли, приходившие, опять вышли, как из страны чуждой? Так что здешнее пребывание есть для нас пришельствие, истинное же наше обитание и наследие в другой жизни, – в которую переселившись, да сподобимся со всеми святыми наследниками быть царствия небесного.

 

268.

2. Мы же благодарить должны Бога, что Он избавил нас от таких суетностей и ввел в жизнь блаженную, где не невоздержание, а умеренность, не пьянство, а трезвенность, не буйство, а мир, не шумность, а безмолвие, не срамословие, а благодарение, не непотребство, а чистота, святыня и целомудрие. Из сей-то жизни воссияли все божественные отцы наши, которые, с Божией помощью, попрали страсти, прогнали демонов, сделались равноангельными, содевали чудеса, улучили славу небесную, стали предметом удивления в мiре – из коих одним был и блаженный Антоний, которого жизнь читали мы ныне и видели, как Бог прославил его в поднебесной, – так, что цари земные за великое почитали писать к нему и от него написанное прочитать слово. Сих блаженных жизнь проходим и мы смиренные; а что и делом соревнуем ей, о том свидетельствует совершенство наших монахов, отречение от мiра, отчуждение от родины, от рода своего и всех знаемых, покорность послушание, – сие, предлежащее нам исповедание, за которое и в гонении состоим.

 

316.

1. Братия и отцы! – Не перестану этим добрым именем братства и отчества именовать вас, зная, что в отношении к вам истинно такое именозвание, и неложно такое прозвание. Ибо истинные суть отцы и братия те, кои паче родителей, паче братьев, паче рода своего, паче родины своей, паче всего видимого возлюбив Бога, восприяли жизнь обществом, в коем одно сердце и одна душа, один Отец – Бог, и одно отечество – Иерусалим небесный. Таковы и вы, братия мои возлюбленные о Господе. Назову вас и словом Писания: род избран, царское священие, язык свят, люди обновления, яко да добродетели возвестите из тьмы вас призвавшего в чудный свой свет (1 Петр. 2, 9). (…)

 

335.

1. (…) Свидетельствую же уверенность мой, что и вы таковы же ко мне, и ни к родителям, ни к братьям, ни к роду, ни к родине, ни к другому чему видимому вы не привязаны, но только к Богу, и по Боге к моему смирению. (…)

 

Подвижнические монахам наставления.
Добротолюбие. Том IV.
прп.Феодор Студит

Реклама

Sorry, the comment form is closed at this time.