Уранополитизм

Небесное гражданство










свт.Игнатий(Брянчанинов): письма к мирянам

Posted by ouranios на 2011

Письма к мирянам (о земном странствовании)180. Мы — странники. — Черты лица забываются, душа — нет. — О терпении
182. Странники и пришельцы. — Духовное бдение
262. О простосердечии. — О молчании Христовом на суде. — На земле мы странники
265. О странничестве. — Любви естественной и любви, «началом которой Бог», уединении и покаянии
 

Письмо № 180

Мы — странники. — Черты лица забываются, душа — нет. — О терпении

Письмо Ваше мне очень понравилось; действия Ваши внушенныя любовию к ближнему — очень понравились; совет Ваш — очень понравился, который и исполняю, как Вы видите по приложенному письму в Париж. Наконец — Вы мне очень понравились; в письме Вашем Вы так мирны, так спокойны. Не люблю я, чтоб странники земные были безумно веселы: это нейдет странникам, изгнанникам, которых ждет смерть, суд, двоякая вечность, блаженная или горестная. Люблю, чтоб они были спокойны, спокойствие — признак, что странник с благословенною надеждою в сердце.

Я живу уединенно и лечусь; действие лекарства спасительно, но вместе сильно, от чего лежу по целым дням. Из моих окон прекрасный вид на Волгу, который я хвалю, но на который взгляну редко, редко, мимоходом. Как помню себя с детства — телесныя чувства мои не были восприимчивы, слабо действовал на меня посредством их вещественный мир. Я был нелюбопытен, ко всему холоден. Но на человека никогда не мог смотреть равнодушно! Я сотворен, чтоб любить души человеческия, чтоб любоваться душами человеческими! За то и они предо мной — какими Ангелами! — предстают взорам сердца моего так пленительно, так утешительно! Вот зрелище, картина, на которую гляжу, заглядываюсь, снова гляжу, не могу наглядеться. И странно! Лицо, форму, черты, тотчас забываю, душу помню. Много душ, прекрасных душ на моей картине, которую написала любовь, которую верная память хранит в целости, в живости колорита. Этот колорит от уединения делается еще яснее, еще ярче. На моей картине и Вы с Вашим братцем. Часто смотрю на Вас! Душа моя наполнена благими желаниями для Вас.

В пышном ли наряде, или в немудром платьишке, — что до того? — Совершим наше земное странствование, неся светильник веры правой, веры живой. Этот светильник введет нас в вечное Царство Божие, пред входом куда снимается одинаково и рубище и пышный наряд. И самый пышный наряд в сравнении с светлою одеждою духовною — не что иное, как презренное рубище.

В терпении вашем стяжите души ваши, — сказано странникам земли: потому что путь наш узок и прискорбен, а мы слабы. Сила Божия в немощи совершается, опять утешительно наставляет нас Писание. Благодарю братца Вашего за приписанныя строки! Если б у моего письма были глаза, то я завещал бы им взглянуть на братца Вашего пристально, продолжительно и так дружелюбно, чтоб этот безпрерывный страдалец невольно, приятно улыбнулся.
Христос с Вами.
 

Письмо № 182

Странники и пришельцы. — Духовное бдение

     Благополучно-ли Вы совершаете Ваше земное, странствование? Случается человеку во время этого странствования заглядеться на предметы, представляющиеся взорам; ему кажется: шествие его к вечности остановилось. Это обман очей души. Мы идем и идем, — не останавливаемся ни на минуту.
Страннику земному на трудном пути его, чтоб он не заблудился, воспевается духовная песнь. Содержание ея: «Воля Божия, святейшия заповеди и веления Божий». «Пета бяху мне оправдания Твоя на месте пришельствия моего», — сказал вдохновенный Давид. Так в здешних краях, когда кто заблудится в лесу, — в соседних селах звонят в церковный колокол, и по звуку колокола заблудившийся выходит из темнаго леса.
А что? Обширный, многолюдный город имеет в некотором отношении сходство с обширным лесом: в нем, как в лесу, можно заблудиться… Пусть будет голос мой из моего уединения подобен благодетельному звону колокола церковнаго: всегда он отдавался в душе Вашей, всегда находил в ней приют. И ныне да услышит его душа Ваша! Услышав, да исполнится истиннаго утешения! Думаю, человек не может ничем истинно утешиться, как только воспоминанием о Боге. Помянух Бога, говорит святый Давид, — и возвеселихся.
Как верно то, что мы все должны умереть! что эта жизнь в сравнении с вечностью — ничего незначущее мгновение! Никто из человеков не остался бессмертным на земле. А между тем живем, как бы бессмертные; мысль о смерти и вечности ускользает от нас, делается нам совершенно чуждою. Это — ясное свидетельство, что род человеческий находится в падении; души наши связаны каким-то мраком, какими-то нерушимыми узами самообольщения, которыми мир и время держат нас в плену и порабощении. Нужно усилие, постоянное усилие, борьба с собою, чтоб выплыть из ужасной темной пропасти; нужно терпение, чтоб великодушно перенести все невидимыя душевныя бури. Искушение в уме и сердце страшнее всех внешних искушений. Никто так не опасен для нас, как мы сами. «Бдите и молитесь, — сказал Господь, — да не внидете в напасть». Бдеть над собою можно только при свете Новаго Завета. Свет, при котором совершается духовное бдение, изливают из себя и писания св. Отцов. Божественное Писание и Отцы непрестанно напоминают нам Бога, Его благодеяния, наше назначение, будущность вечно блаженную и вечно несчастную, обличают коварство мира, его козни, показывают средства, как избежать этих козней и войти в пристанище спасения.
Пребудьте в служении Богу краткое время земной жизни — и наследуете вечность полную радостей и непрерывнаго наслаждения духовнаго. Надо же наследовать вечность!… Не унывайте от преткновений, непогрешительность — несбыточная мечта! Преткновения свойственны всем человекам, которым, по этой самой склонности к падениям, повелено: «в терпении вашем стяжите души ваши. Претерпевый до конца, той спасется».
Благословение Божие да почиет над Вами!24 сентября 1847
 

Письмо № 262

О простосердечии. — О молчании Христовом на суде. — На земле мы странники

     Какой сладостный, духовный, высокий плод пожинают погружающиеся умом и сердцем в Слово Божие, поверяющие по глаголам сей Небесной премудрости опыты своего земнаго странствования! Таковые достигают того, чего желал от верующих во Христа Христов Апостол, когда он писал им: «Молю вы, братие, да будете утверждении в том же разумении и в той же мысли». Событие сих слов я ощущал в себе; почтеннейший и дражайший Стефан Дмитриевич, читая Ваши строки, которыя изливало сердце, пронзенное многими язвами и нашедшее отраду в язвах Иисуса, прозревшее яснее на будущность, видящее яснее Промысл Божий, истинное назначение человека, ничтожность и быстрое исчезание всего временнаго и суетнаго. Читая Ваши строки, я как будто размышлял сам с собою; в ответ я мог бы послать к Вам письмо Ваше, усвоив его себе и подписав под ним мое имя. Давно не видимся друг с другом, не беседуем лицем к лицу, пишем друг к другу не часто, а сближаемся более и более! Вот плод учения Христова!
Письмо Ваше сказало мне, что Вы часто прибегаете к Слову Божию и к молитве, просвещающим человека. По мыслям, рождающимся в душе, можно узнавать, какия впечатления на нее действуют! Принимайте слова мои с простотою сердца, потому что и я говорю от искренности сердца. В словах моих нет ничего лестнаго; льстящие льстят для того, чтоб уловить, посмеяться, повредить. Нет! Не имею этой цели! Говорю для истины и любви. Язык их, конечно. Вы можете отличить от языка, которым говорит лживое человекоугодие. Ваше размышление о простоте, сердечии и лукавстве, извлеченное из опытов жизни христианской и внимательной, так мне понравились, что я благословил искренним ученикам моим списать письмо Ваше в их письменный книги, в который вносится особенно примечательное современное с целию душевной пользы. Какое условие христианской простоты? Последование закону Божию. Добродетельный и благонамеренный не нуждается представляться таковым; напротив того, кто любит грех, чья воля в грехе, тому нужна личина. Вера рождает простоту. Верующий идет путем жизни, надеясь на Промыслителя своего, как говорит Писание: ходяй просто, ходит надеяся. Неверующий не видит Промысла, думает, что судьба его зависит от ухищрения разума его, все благо полагает в земном; стремясь к нему, лукавствует словом и делом. Чем более будем углубляться в Слово Божие, чем более будем возрастать возрастом духовным, тем более будем убеждаться, что приблизиться к Богу невозможно иначе, как простотою, в которой и вера, и чистота совести, и образ мыслей, созданный заповедями Вышняго. Одни простосердечные способны преуспевать духовно, как говорит Писание: в душу злохудожну не внидет Премудрость. Простосердечные подвергаются страданиям, но не без причин. Небесный Вертоградарь отребляет лозы Свои: Он видит способность их к плодоносию. Ветвь безплодная не привлекает к себе Его внимания и забот до тех пор, как придет время ее отрезать и выкинуть из винограда; тогда подбирают ее нищие земли для топлива своего. Под именем нищих разумею здесь лишенных всякаго блага бесов, заботящихся, чтоб их вечная пещь горела жарче.
Знаменательны, приведенныя Вами слова: еже твориши, сотвори скоро! Такой же обширный смысл имеет и молчание Христово пред судьями, судившими для того, чтоб обвинить, чтоб найти какой-либо предлог, имеющий вид обвинения праведнаго, для исполнения замысла, замышляемаго в сердце преступном и злобном. Посреди сего Божественнаго молчания возгремели в наставление наше слова Спасителя к Пилату, слова тихия по наружности, но страшныя как гром и молния по смыслу: не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше! Какое глубокое и обширное наставление для страждущих о Христе, научающее их смотреть на своих Пилатов, как бы на бездушное оружие Промысла, подающего возлюбленному своему чашу Христову, залог блаженства вечнаго со Христом. Здесь же совершается отделение пшеницы от плевелов и производится Божий суд над ними. Последователь Христов страждет в великодушном молчании, познавая крестом Христа; а Пилат с холодностию и мимоходом вопрошает о Истине; не думает и не желает знать о ней, потому что не хочет даже выслушать, дождаться ответа; между тем Истина Христова ему предстоит в смирении и высоким молчанием о Себе сказывает. Удивися разум твой от Мене, молитвенно взывал к Богу св. Давид; удивится Евангелию и его глубокому учению, учению Божественному, христианин, читающий его с верою и чистотою совести, при озарении свыше: живые жизнию, заимствованною от ветхаго Адама по закону чадородия, находятся в состоянии падения: это состояние свое доказывают непрестанным самообольщением, почитая землю, место своего изгнания, местом наслаждений безконечных. Новый Адам, Христос — крестом спасает падших: умерщвляется жизнь падения отьятием наслаждений земных, а из недр сей смерти возникает жизнь во Христе, находящая наслаждение в лишениях. Отсюда преселяется человек мыслями, желаниями, надеждами на небо и ожидает с извещенною верою обетования свыше, обновления Духом. Нам должно странствовать со Христом, страдать с Ним, претерпеть распятие, вкусить смерть, быть погребенными, воскреснуть и вознестись. Сего желаю и Вам и себе; почему произношу вместе с Вами сию исполненную духовнаго разума утешительную молитву: «Господи! совершай над нами волю Твою, и нам даруй мыслить, чувствовать, действовать по Твоей воле. Сего единаго у Тебя просим, в сем едином заключаем все наши желания и моления».
Изливая душу Вашу, Вы забыли сказать мне о Вашем теле, о здоровьи Вашего милаго семейства. Господь, врачующий душу Вашу, и сие да приложит Вам! Благодарю Вас за присланную повесть о заботах Ваших, служении меньшой братии Христовой. Скоро ли исполню обет свой и отплачу Вам чем-либо подобным! Здоровье мое слабее и слабее, а с этим вместе и здешний мир начинает казаться чужим. Не мудрено, когда пред глазами переселение!
Ваш преданнейший Игнатий.
19 декабря 1845
 
Письмо № 265

О странничестве. — Любви естественной и любви, «началом которой Бог», уединении и покаянии

     О Господе дражайший сердцу моему Стефан Дмитриевич! Возблагодарив Бога, должен я сказать Вам прямо и просто: к Вам особенная милость Божия; Бог избирает Вас и приближает к Себе. Ощущение странничества не есть фантазия, не есть следствие размышлений, не есть умствование, это невольное чувство сердца, движущееся само по себе, независимо от нашего произволения. Это голос благодати, сообщенной нам святым крещением. Когда тело утончилось болезнию, а душа несколько очистилась, сей голос таинственный, но сильный, раздался. Как инструмент обыкновенно устраивается из сухаго, утонченнаго дерева, без чего натянутыя на нем струны не могут издавать должных звуков; так необходимо утончать и изсушать тело воздержанием, а душу очищать непрестанным покаянием, чтоб в нашем Богозданном храме могли слышаться вещания Духа. Вы можете видеть, что ощущение Ваше мне знакомо, что я говорю о нем, как о своем. Я верю, что расположение Ваше ко мне возрастает; и еще более будет возрастать оно, если мы будем направлять стопы наши к Богу. Любовь естественная скоро может насытиться и пресытиться; пресыщенный ею перестает любить, может удобно перейти к ненависти: ибо и излишняя пища может произвести дурноту и обремененный желудок нередко извергает ее. Но любовь, которой началом Бог, не имеет ни насыщения, ни конца: потому что ее питает безконечный Бог. Когда я прочитал письмо Ваше и увидел, что в Вас начались движения будущаго века, которых мир сей ни вместить, ни понять не может, то явилась во мне мысль, что для Вас нужно будет, со временем, уединение, как способствующее к развитию ощущений и помышлений духовных. Предуготовительным занятием к уединению должно быть святое покаяние, исцеляющее душевныя очи. Это тот целительный для очей поллурий, который велит купить у Себя Господь: ибо и нищета духа есть Дух Божий, приобретаемый человеком чрез сличенье своего сердца с Евангелием. Сей поллурий отгоняет от очей души, которыя есть ум наш, очищает с них всякую надменность, всякое о себе высокое понятие, всякое признание в себе какой-либо добродетели. Скажите, пожалуйста, в какой одежде всего приличнее стоять пред Создателем человеку, сему существу падшему? Думаю, что тот одевается прилично, кто в молитвах своих весь одет в покаянье. Сего сердечно желаю Вам, как желаю и себе; потом желаю приготовления к вечности уединением. Сии желания да видит Бог и да творит с нами не по желаниям нашим, но по Своей святой воле.
О Господе Вам преданнейший недостойный
Архимандрит Игнатий.
27 октября 1846
 

свт.Игнатий Кавказский
Реклама

Sorry, the comment form is closed at this time.