Уранополитизм

Небесное гражданство










иеромонах Серафим(Роуз): Царствие Божие, еже несть от мира сего (статьи и цитаты)

Posted by ouranios на 2011

 Нужно снова стать христианами.

 
«И здесь, у истоков абсурда, мы находим единственное средство против него: нужно снова стать христианами. Камю был совершенно прав, утверждая, что «приходится выбирать между чудесами и абсурдом». В этом отношении христианство и абсурд в равной мере противостоят рационализму и гуманизму, ограничивающим действительность рамками доступного человеческому разуму. В самом деле, требуется выбрать между чудесным, христианским мировоззрением, которое в центре своем содержит Бога и ведет к вечному Царствию Небесному, и абсурдным, сатанинским мировоззрением, построенным вокруг собственной падшей личности и ведущим прямо в ад, как в этой жизни, так и в будущей.
 
Нужно снова стать христианами. Совершенно безполезно, более того, абсурдно, говорить о каких бы то ни было общественных реформах, об изменении исторического пути, о преодолении века абсурда, если мы не имеем в сердце Христа; а если мы имеем в сердце Христа, все прочее уже второстепенно.
 
Возможно, за веком абсурда откроется некий новый век; но вероятнее всего, — и христиане должны быть к этому готовы, — что не откроется, и наш век окажется в самом деле последним. И тогда, быть может, последнее и решающее свидетельство ему христиане принесут своей мученической кровью.
 
Но ведь это причина для радости, а никак не для отчаяния. Ибо христианин не надеется на этот мир и земные царства; его надежда совершенно абсурдна для них. Его надежда — Царствие Божие, еже несть от мира сего
 

человек наизнанку
 

+++

 

Откуда берется утопия
 

«…Земной мир далек от совершенства: иначе бы человек, найдя совершенство на земле, не тянулся бы ввысь… Совершенство — наша конечная цель, но может ли быть иная цель, кроме Бога? Потому-то и нет совершенства нигде и ни в чем, помимо Него; несовершенство мира и человека — всего только вехи на дороге к небу. А современность вместе со своей конечной целью привязана к земле; и поскольку земля, конечно, несовершенна, то ее приходится представлять таковой — идеализировать.

 

Отсюда — весь идеализм и утопизм современных идей и планов мирового порядка. Утопия жизненно необходима современному человеку как средство против отчаяния: и действительно, крах каждой очередной утопии неизменно приводит людей к отчаянию. В нормальных условиях оно возвратило бы их к Богу — но в Бога уже мало кто верит, и отчаяние становится безысходным и смертельным.»

 

По природе своей человек не способен жить без стремления к совершенству. Ему нужно только выбрать одно из двух совершенств: землю или небо, Утопию или Бога.»

 

 Об истинном Христианстве и истинном реализме

 

«…Христианство — не философская система, не «метод», не «руководство» как уйти от жестокой реальности или убедить себя в том, что мир не существует. Христианство — это сама жизнь: мы живем силою Живого Бога. Как Он создал этот мир, так Он и разрушит его в свое время; нас, людей, Он зовет отсюда в небо, в иное Царство, ему же не будет конца. У христиан нет другой философии кроме Христа, Чья мудрость и сила недоступна для земных философий. Верно, в этом мире нельзя прятать голову в песок: но Христос дает нам силу поднять голову, жить в этом мире, — и пережить его…»

 

(В ответ на статью Мертона «Мировой Кризис и Христианское Дело», Black Frиars, June, 1962)

 

«(…)…Я вовсе не пытаюсь отгородиться от мира: вера всякого христианина, даже отшельника, — это вера социальная, но только по контексту, а никак не по сути. Церковь живет в обществе, потому что человек живет в обществе; но цель ее — изменить человека, а не общество. Прекрасно, когда общество и власть исповедуют истинное христианство, когда общественные и государственные институты озарены его светом: тем самым оно становится ближе и доступнее людям. Однако христианское государство и христианское общество ни в коей мере не самоцель, а результат — плод христианской веры живущих в нем людей

 

Но христианская вера, мир Христов в человеческом сердце, отнюдь не гарантирует социального мира; более того, по нынешним обстоятельствам, я решительно не вижу связи между ними и идеей «устранения войн»… Хотя в нашей жизни возможно (и я не писал бы Вам, если бы не был убежден в этом) некое подлинное, пусть и неприметное, единство между христианами разных исповеданий, особенно во время гонений на веру, которое можно было бы назвать «истинным экуменизмом», оно не имеет ничего общаго со Всемирным Советом Церквей и тому подобными заведениями.

 

…Всем нам знакома та глухая стена непонимания и нежелания не только понять, но даже и выслушать, которая стоит между нами и нашими неверующими братьями. Но что же нам делать? Замолчать ли, раз нас не хотят слушать? Заняться ли вместе с ними «общественной деятельностью», не-христианской по своей природе, так что все могут спокойно принять в ней участие? Это было бы отказом от нашего христианского долга. В чем сегодня самая острая нужда? в том же, в чем была всегда, со времен Спасителя. Состоит она не в «политической активности» или «социальной ответственности», а в покаянии, посте, молитве и проповеди истиннаго Царства.

 

Первая и единственная «социальная ответственность» христианина — христианская жизнь, где бы и с кем бы Господь ему ни привел жить, день за днем, ради спасения души и примера окружающим. Если тем самым мы поможем устранить какое-нибудь общественное зло — слава Богу, а нет — тоже не беда: не в том наша цель.
Если мы впадаем в отчаяние из-за того, что никак не удается обратить окружающих к Богу, то причина тому одна: недостаток веры. Будь у нас в жизни больше веры, меньше бы пришлось о ней толковать.

 

…В наши дни христианство снова становится «крестовым походом», а Сам Христос — «идеей» на службе либо у «научно-технического и социального прогресса», либо у «человека, одухотворенного новым религиозным сознанием». Коммунизм, по-видимому, близок к поворотному пункту, к некоей «гуманизации» или «спиритуализации», чему свидетель Пастернак (в «Докторе Живаго»): он принимает революцию, только жалуется на ее «негуманность». «Свободный мир» идет в том же направлении, хоть и по другой дорожке. Посвюду «пророки» — с христианским уклоном, вроде Толстого и Бердяева, или с языческим, как Д. Лоуренс, Генри Миллер, Казанзакис, и несметные толпы оккультистов, астрологов, спиритистов и хилиастов, — торжественно провозглашают зарю Новой Эры. Протестанты, а вслед за ними и римо-католики, и православные, заражаются этой лихорадкой, воображая свой собственный экуменический рай на земле, а кое-кто, набравшись наглости и богохульства, прямо возвещает «третью эпоху излияния Святого Духа» (Д. Лоуренс, Бердяев, Иоаким Флорийский).
Что ж, «эпоха всеобщаго мира» и в самом деле может наступить для усталого, дрожащего от страха человечества: но что это будет за «мир»? Без полного, глубинного обращения людей к истинной вере невозможен мир Христов; мир же человеческий станет прелюдией к настоящей и главной всеобщей войне, войне Христа против Сатаны, войне христиан, взыскующих Царствия Божия, против всех тех, кто воздвигает земное царство, Царство Человека.»

 

характерная черта современности

 

+++

 

«…Много званных, мало избранных»

 

«…Пасха для православных — не только ежегодний праздник, не только событие неизменнаго годового цикла. С каждым годом мы ближе к смерти, ближе к решению нашей вечной участи. И если из года в год наш союз с Богом не становится все теснее, вера — крепче, а привязанность к миру — слабее, значит, мы плохо готовимся к этому шагу.

 

(…)
Давайте будем праздновать, но праздновать трезво, помня о том, в чем состоит наш праздник: в том, что Господь отворил нам двери Царства, где празднику нет конца. Давайте принимать земныя радости, не привязываясь к ним душой, но устремляясь от них в то Царство, куда мы призваны 
 
(из книги «Небесный Удел»)
 

иеромонах Серафим(Роуз)

Реклама

Sorry, the comment form is closed at this time.